Сергей Комарицын: «Нет таких партий»

© Дела.ru

За неделю до выборов в городской совет депутатов Красноярска «Дела.ru» решили побеседовать с политологом Сергеем Комарицыным об особенностях избирательной кампании, уже названной одной из самых скучных и «безыдейных» в выборной истории города, и подробно — о партиях-участниках.

— Сергей Гурьевич, впервые за много лет столько партий участвует в выборах в городской совет. Как вы оцениваете ход избирательной кампании?

— Как вялотекущую, бездарную, неинтересную для избирателей кампанию. В ней нет не только политического содержания, но и содержания вообще. В России почти полностью уничтожили политическую жизнь за годы «суверенной демократии». Этот бессмыслен­ный термин употребляют только в тоталитарных и авторитарных режимах. Хотя ему можно придать определенный смысл — «демократия суверена», то есть верховного правителя, одного человека. При такой «демократии» не может быть политических партий.

Их у нас и нет. На выборах в горсовет по партийным спискам участвуют 16 «партий». За исключением КПРФ, за которой историческая традиция, ни одна из них в строгом понимании партией не является. Ни в идеологическом, ни в организационном смысле.

У этих квазипартий просто нет политической идеологии, соответственно не может быть и политических программ. То, что они называют «программами» и, в частности, предвы­бор­­ными платформами, — это примитивный набор благих пожеланий: улучшить, углу­бить, взять под контроль, навести порядок в ЖКХ, бороться с коррупцией; в общем, за хорошую жизнь и против тех, кто этому мешает.

Можно спокойно брать куски из програм­мы любой партии и вставлять их в программу другой и наоборот — никто этого даже не заметит.

Еще Морис Дюверже — основоположник теории политических партий — ключе­вой характеристикой партии называл ее базовую организационную структуру. А этого нет ни у кого, даже у коммунистов; «Единая Россия» — воспаленный аппендикс исполнительной власти, а у других реальная организация как таковая вообще отсутствует.

— То есть обилие партий не привело в Красноярске к партийным выборам?

— Множество участников — вовсе не признак демократии и конкурентности. У шести «партий» — демократической, социал-демократической, народной, коммунистической партии социальной справедливости, «Союза горожан» и «Родной страны» — один уполномоченный представитель в Красноярске на всех и нет ни одного красноярца в избирательных списках. Это же издевательство над здравым смыслом. Бред какой-то. Но это проект власти, эти партии создавали кремлевские технологи специально для компро­­ме­тации идеи реальной многопартийности.

В списке партии «Зеленых» — полови­на людей из Москвы и деревень Московской области. «Гражданская сила» — это спойлер­ный проект краевой власти.

В большинстве остальных партий есть договорные канди­даты, которых на самом деле продвигает в горсовет краевая власть. О какой реальной политической и партийной конкуренции здесь можно говорить? Не надо людей держать за идиотов — по данным «Левада-центра», более 60% избирателей считают выборы 8 сентября имитационными.

— А если перейти к избирательным технологиям, как вы оцениваете, например, то, что избирательный список «Патриотов России» возглавил не Анатолий Быков, который воспринимается как «лицо партии», а его никому не известный однофа­милец? И чего можно ожидать в горсовете от людей, которые вошли в список «Патриотов России»?

— По-моему, он племянник. Почему Анатолий Быков не баллотируется сам? Не могу сказать о юридических тонкостях — возможно, это связано с судимостью Быкова, по новому законодательству судимые не могут участвовать ни в каких выборах.

Но у Анатолия Петровича все политические проекты, на мой взгляд, были неудачными. Практически все люди, которые на его имени в свое время проходили в горсовет, Законодательное собрание, Государственную думу, впоследствии, грубо говоря, его «кинули». Самым неудачным был «проект Лебедь», который закончился для самого Анатолия Петровича трагически.

Еще год назад Быков двигал на мэра Алексея Подкоры­това, а сейчас тот идет в горсовет от «Единой России». В списке «Патриотов» разные люди, есть достойные, некоторых я хорошо лично знаю, есть абсолютно никому не известные «темные лошадки». В отличие от многих других, в списке Быкова нет откровенных ставленников нынешней власти. Но, на мой взгляд, избранные по этому списку люди оппозицией власти не станут. Не уверен, исходя из предыдущего опыта, что они вообще какое-то единство сохранят в горсовете.

— А «Гражданская платформа» вас не удивляет? Судя по их огромным тратам, смогут ли они остаться в рамках разрешенного законом избирательного фонда?

— Ну, это не проблема, избирательный фонд кандидата у нас 2 млн рублей, партии — 40, то есть теоретически они могут официально потратить 76 млн. Этого вполне достаточно, чтобы покрыть производство и размещение агитационных материалов. Но основные траты в нашей стране идут помимо избирательных фондов — это содержание штабов, агитаторы, которые якобы работают на безвозмездной основе, подготовка агиток, различные проекты. У «Платформы» затратная кампания, но удивительно бессодержательная.

— Есть ли у этой партии в Красноярске электоральная база?

— Нет. Потому что это не партия, а выборный проект. Который к тому же сам Михаил Прохоров последовательно сливает.

Он не стал участвовать в выборах мэра Москвы со словами «Мы сосредоточимся на Мосгордуме». Отказался от выборов в Подмосковье: то ли друг Хлопонин попросил, то ли Кремль напрямую. А может, испугался своего бывшего подчиненного — там за выборы Андрея Воробьева отвечает Юрий Павлович Олейников, в прошлом замгендиректора «Норильского никеля», он у нас был вице-губернатором, очень талантливый политорга­низатор и технолог: его люди, кстати, стояли у истоков «Граж­данской платформы».

Из Прохорова политика не получилось. В следующем изби­рательном цикле «Платформы» не будет. Если говорить о ее списке в горсовет, то это никак нельзя назвать союзом единомышленников. Там есть ресурсные люди, которые могут победить в округах, есть случайные, есть перебежчики, есть те, которых пристроила туда краевая власть. Объединительной основы у них нет.

— А затеянный ими экологический референдум будет иметь какие-то юридические и политические последствия?

— Нет. Это не референдум, а опрос, не имеющий юридических последствий. Тема ферросплавного завода не носит эксклюзивного характера для «Платформы», все выступают против него. Несколько лет назад СПС у нас в крае пытался построить выборную кампанию на теме ядерного могильника — ничего не получилось.

Что касается опроса, то его идея — это повторение бездарного технологического проекта «Единой России» про так называемый «народный бюджет» — организовать в день выбо­ров дополнительное голосование. Его и предложили те же люди, которые в «Единой России» отвечали за «народный бюджет», — вот такой креатив.

— А ЛДПР, «Яблоко», «Коммунисты России», КПРФ, справедливороссы?

— «Яблоко» и «Коммунисты России» — малоресурсные, перспективы слабые. КПРФ никогда не ставила на выборах в горсовет больших целей, они претендуют на два места, как обычно, — и, скорее всего, получат их, хотя в реальности нормальную кампанию не ведут. Теоретически КПРФ с их идеологией могли бы спокойно и треть голосов собрать. Но в Красноярске у них нет людей, способных организовать результативную кампанию. К тому же они оппортунисты — люди лозунга, а не дела.

Владимир Жириновский, как всегда, на своем имени проведет в депутаты кого-то абсо­лютно неизвестного, потому что как будут распределяться мандаты на сегодняшний день, наверное, и сам Владимир Вольфович не знает. У «Справедливой России» сказывается родовая травма — ее все-таки создавал Кремль.

Идеологически красно­ярским кандидатам сильно навредили руководитель партии Николай Левичев, пока­завший свою подлинную сущность кремлевского угодника, и депутатша Елена Мизулина с ее безумными инициативами и законопроектами. За эсеров ведь в основном голосовала грамотная публика, видевшая в них хоть какую-то здравую альтернативу. Эта публика и разочарована.

В списке есть достойные люди, но кампанию партия ведет бледную. Вернее, партия ее вообще не ведет, это скорее кампания Зубова. У самого Валерия Михайловича есть электоральная поддержка, но технологически кампания выстроена неправильно, результаты будут скромными.

— Эдхам Акбулатов возглавил команду «Единой России». Слишком ли рискует красноярский мэр? Что значит его ставка на обновление управленческой команды города?

— Ничего не значит. Нету такой ставки. Есть предвыборный слоган «Городу — сильную и ответственную команду». На самом деле она не сильная, не ответственная и вообще не команда.

Большую часть этих людей, я думаю, Эдхам Акбулатов до выборов и не знал. Это фикция, а не команда. Логики в ее формировании нет вообще никакой. «Единая Россия» находится в коматозном состоянии, это ее последний предсмертный вздох. У «Единой России» будут плохие результаты, а у Акбулатова — имиджевые потери.

Как и в других партийных списках, там есть достойные люди, но это почти ничего не значит. Сама партия сейчас — это собрание напуганных грядущими серьезными переменами в стране бюрократов, карьеристов и приспособленцев, цепляющихся за власть, за то, что исторически уже ушло.

Репутацию этой партии, как репутацию падшей девушки, изменить уже нельзя. Ей никогда не отмыться. Избавиться от клейма ПЖВ уже невозможно. Они просто там не осознают реальности, надеются на низкую явку, что придет конформистская часть избирателей, на административный ресурс, на какое-то чудо.

На этом в реальности и строится их предвыборная кампания. Но это недееспособная партия. Интеллектуально она иссякла. Предвыборная кампания у них топорная — вроде баннеров с надписью «бульдозер ЖКХ». К чему это относится? К портрету, что ли?

Идей у них нет вообще. Предвыборная платформа отличается скудоумием — очковтирательство и маниакальное стремление приписать себе в заслугу строительство детских садов и школ, как будто они построены на партийные взносы. Это изживший себя бюрократический деградирующий проект. Скорее всего, в Красноярске это последние выборы с участием «Единой России».

— Что бы вы посоветовали избирателям?

— Не верить болтовне. Обратить внимание на свои одномандатные округа. Там есть достойные кандидаты из разных партий. Ориентироваться надо на персоналии, на конкретных людей. В муниципалитетах вообще надо отменить смешанную систему и избирать только по округам, чтобы депутаты представляли своих избирателей и больше никого.




Новый состав Горсовета Красноярска начнет работу 20 сентября

Глава горизбиркома Анна Лисовская озвучила список обновленного депутатского корпуса городского парламента.

Торжество плюрализма

Выборы в горсовет Красноярска стали историей.

«Патриоты России» одержали общую победу на выборах в Красноярске

Избирательная комиссия Красноярска закончила обработку бюллетеней на выборах депутатов городского Совета.

Избирком Красноярска обещает полуметровые бюллетени на выборах в Горсовет

Размеры избирательных листов по общегородскому округу составят не менее 50 сантиметров из-за повышенной активности кандидатов, сообщила Анна Лисовская, председатель избирательной комиссии города.

ВЫБОР РЕДАКЦИИ

ЦИК отказал Алексею Навальному в регистрации кандидатом в президенты

Оппозиционер Алексей Навальный не допущен до регистрации в качестве кандидата на президентских выборах 2018 года. Такое решение принято на заседании Центральной избирательной комиссии в понедельник, 25 декабря.

ТЕМЫ

МЕТКИ